Исключить ошибки и избежать зависимости

Исключить ошибки и избежать зависимости


Несмотря на результаты судебных реформ, доверие граждан к судам не претерпело видимых изменений. В то же время Глава государства уже обозначил конкретные приоритеты с ориентиром на качественное развитие и обновление кадров судебной системы, создание стимулов для того, чтобы судьями стремились стать самые лучшие из юристов. О слабых звеньях в кадровой политике судов, внедрении новых механизмов системы отбора судей и стимулах для лучших кадров рассказывает руководитель проектной программы «Мінсіз судья» Верховного суда РК Лаура Курмантаева.

– Очевидно, что система нуждается в настоящих профессионалах свое¬го дела. Как Вы видите перспективу пополнения рядов судейского корпуса лучшими из юристов?

– Все понимают, что сегодня судам нужны новые кадры с правильной парадигмой мышления, соответствующие требованиям времени и способные обеспечить качество отправления правосудия на должном уровне. В связи с этим Верховным судом с начала года проанализированы проблемные вопросы отбора судейских кадров и совместно с Высшим судебным советом (ВСС) теперь прорабатывается ряд комплексных решений данного вопроса с разработкой соответствующих предложений и законопроектов.

Так, например, чтобы стать судьей районного звена, необходим 5-летний стаж для секретарей судебного заседания, консультантов суда, адвокатов и прокуроров, а для других юристов – 10 лет. Казалось бы, благое намерение. Однако такой подход не способствовал формированию качественного судейского корпуса.

На сегодня почти половина состава судей районных судов – это бывшие секретари судебных заседаний. Резерв кандидатов в судьи на 80% состоит из работников судебной системы. Для молодых сотрудников, зарплата которых варьируется в пределах 60–70 тысяч тенге, должность судьи – это не только профессиональный рост, но и сравнительно хорошая зарплата. Поэтому многие из них стремятся стать судьей. А привлечет ли такой статус судей районного звена следователей, адвокатов и юристов крупных частных компаний, у которых квалификация, профессиональные навыки и зарплата значительно выше работников районных судов – это большой вопрос.

Другой момент. По закону никто не может стать судьей апелляционной либо кассационной инстанции без стажа работы судьей районного звена. Но, согласитесь, состоявшиеся юристы, адвокаты и прокуроры, подчас много лет участвующие в судах всех инстанций, ученые-правоведы в свои 45–50 лет вряд ли захотят начать карьеру с районного суда. Их разносторонний опыт и знания скорее могут быть полезны уже в вышестоящих судах. Получается, что системе не нужны богатая внешняя практика и независимые профессионалы, а «нужны» исполнительные специалисты, воспитанные из «своего цеха». Так система замыкается в себе, в ней начинают преобладать аппаратные ценности, не свойственные судейской профессии. Поэтому предлагается исключить действующий порядок отбора, предъявив всем претендентам равные требования – наличие 5-летнего стажа юридической работы.

Необходимо также установить 15-летний юридический стаж для желающих занять пост ¬судьи обл¬суда без обязательного стажа работы в райсуде. А судьям райсуда, кто намерен перейти в облсуд, – оставить 5-летний судейский стаж. Отмечу, это соответствует практике стран ОЭСР.

– При этом сам «вход» в систему должен быть прозрачным…

– Безусловно. И об этом неоднократно говорил председатель Верховного суда. Ведь ни для кого не секрет, что у нас есть лазейки для проникновения в судебную систему нечистоплотных кадров еще на этапе сдачи квалификационного экзамена. И замечания Главы государства о «разных ставках» для занятия должностей судей районных и областных судов – нелицеприятное тому свидетельство.

Действительно, о какой транспарентности отбора может идти речь, когда никто из претендентов на судейские должности не приглашался на заседания ВСС, с ними никто не беседовал?!

Отбор осуществлялся на основании представленных конкурсантами документов. По итогам заседания на сайте ВСС публиковался просто список рекомендованных для назначения лиц без указания региона и суда. Не прошедшим конкурс документы возвращались без какой-либо мотивировки. Такое положение не могло не порождать слухи о коррупции при отборе судей и усиливало недоверие граждан к системе правосудия. Поэтому сегодня в рамках новых законопроектов проработано кардинальное обновление процедур квалификационных экзаменов, а также конкурса на занятие вакантной судейской должности.

– Выходит, модернизирована и деятельность самого Высшего судебного совета?

– Утвержден обновленный Регламент ВСС. Пересмотрено содержание тестовых вопросов на знание законодательства. Само тестирование проводится не в ВСС, а в Агентстве по делам государственной службы и противодействию коррупции. Психотест кандидат проходит по месту жительства в областном суде с участием психолога. Квалификационный экзамен пополнился написанием эссе для определения логического мышления и письменных навыков кандидата.
Первые результаты этой работы недавно озвучены ВСС. По итогам двух экзаменов из 100 кандидатов только семеро смогли его сдать.
В качестве кардинально нового инструмента на этапе конкурсных процедур по инициативе Верховного суда включено интервью с конкурсантами для определения их коммуникативных навыков.

– Жесточайший, скажу, отбор…

– Да, и это несмотря на дефицит и потребность в заполнении вакансий.
К слову, новый регламент ВСС предусматривает возможность ведения при необходимости аудио-, видеозаписи и онлайн-трансляции заседаний на официальном сайте совета, проведение как открытого, так и тайного голосования при принятии решений по кандидатам и дачу мотивированных ответов при возврате заявлений за несоответствие предъявляемым требованиям.

И еще один существенный момент. Уменьшен перечень документов, направляемых на конкурс действующими судьями. Это сократило время для их сбора желающими перейти на новую судейскую должность. Изменена форма служебной характеристики, в ней обязательно должны отражаться как положительные, так и отрицательные качества претендента.

– Как отразились имевшие место пробелы в отборе судей на конкретных цифрах?

– О дефиците достойных кадров в судейском корпусе страны и снижении профессионализма свидетельствует следующее. Сегодня около 40% судей районных судов имеют судейский стаж от 1 года до 5 лет. За 9 месяцев этого года они рассмотрели 2 970 634 дела и материала. То есть один – в среднем 159 в месяц (!). Чтобы справиться с такой нагрузкой, судье мало знания законов. Необходимы широкий кругозор по разным отраслям права, здоровые морально-психологические качества, профессиональный и даже житейский опыт. И не каждый из них сможет выдержать шквал нагрузки, тем более в районном суде, который первым принимает на себя весь удар недовольства обратившихся в суд людей.

Для наглядности приведу и другие цифры: с 2016 года по разным причинам из системы уволились по собственному желанию 130 судей, большинство из которых имели за плечами судейский стаж более 10 лет. Свыше 40 судей «ушли» в почетную отставку,
не достигнув пенсионного возраста, а ведь это те профессионалы, которые могли бы еще работать и передать свой опыт молодым.

В такой ситуации очень важно, чтобы взамен система пополнялась новыми достойными кадрами. Поэтому процесс отбора и качественного обновления судейского корпуса является сегодня одним из главных трендов системы, ему уделяется самое пристальное внимание.

– А какова роль в отборе судей главной кузницы судейских кадров – Академии правосудия?

– Три года назад Академия правосудия перешла в ведение Верховного суда. Это, несомненно, улучшило качество подготовки выпускников, но не решило главную проблему. ПРООН в Отчете по Проекту институционального укрепления сектора правосудия центральной проблемой учебного заведения назвала формат ее магистратуры. «Академия пытается совместить в рамках одной магистерской программы два направления: подготовку магистров права и первоначальную подготовку судей. Это игра без шансов на выигрыш». И как результат мы видим: за последние 10 лет лишь 46% окончивших академию стали судьями. Учитывая, что на обучение каждого магистранта государство тратит 4,5 миллиона тенге, можно говорить о неэффективном использовании бюджетных средств.

Поэтому с учетом лучших международных практик предлагается новая модель вуза, при которой отбор кандидатов в ¬судьи будет производиться из числа лиц, прошедших обучение в академии. Главная идея – вуз должен готовить не магистров права, а будущих судей. Для подготовки современной модели судебного вуза потребуются время, финансовые расчеты и законодательные корректировки, которые сейчас прорабатываются. Однако определенные меры приняты уже в текущем году.
Усовершенствован «вход» в магистратуру: пересмотрены и усилены механизмы приема вступительных экзаменов, обновлены правила приема. Например, введены написание эссе – логически связанного текста по правам и свободам человека и интервью для выявления личностных и профессиональных компетенций. Обновлены практические кейсы.

Из 99 претендентов в сентябре текущего года приступили к учебе по обновленной программе отобранные комиссией 60 магистрантов. Каждый из них заключил договор с академией об обязательстве после окончания обучения в течение 4 лет участвовать в конкурсах на должность судьи. Магистранты проходят курсы судебной риторики, критического мышления, судебной коммуникации и развития лидерских навыков. И сами преподаватели академии прошедшим летом впервые обучились навыкам современной методики обучения кандидатов на должность судьи, эффективной коммуникации и эмоциональному лидерству у экспертов из Франции и Испании.
Существенно обновлена и программа курсов повышения квалификации судей. Внедряются дистанционные курсы, формируется база данных аудио- и видео¬материалов лекций и семинаров, разрабатывается методика наполнения контента сайта академии программами для самообразования судей.

– Качественный отбор судей неразрывно связан с усилением гарантий их независимости. Какие рассмотрены меры по этому направлению?

– В первую очередь это развитие судейского самоуправления и минимизация влияния руководства судов на судей. Многие председатели, особенно областных судов, один раз став руководителями, остаются ими до конца своей карьеры. Но нельзя забывать о конституционной норме о том, что председатель – в первую очередь судья!

На деле же он становится чиновником, который решает вопросы наказания «неугодных» судей через президиумы пленарных заседаний, дает «нужные» характеристики, выдвигает на должность и поощряет «своих», а также, возможно, оказывает давление при рассмотрении дел.

Об этом говорилось в письмах судей, общественности и адвокатов после обращения к ним в начале года председателя Верховного суда.
В ходе исследования, проведенного в местных судах, на вопрос: «Какие факторы имеют ощутимое влияние на независимость правосудия?» – 66% опрошенных судей указали «объем полномочий судейского руководства». А на вопрос «Если вам приходилось принимать решение, которое считаете несправедливым, что оказало на это влияние?» – 37% отметили «нежелание противостоять мнению руководства».
По рекомендациям Киевской конференции по независимости судебной власти «председатели судов должны назначаться на определенный срок с возможностью продления их полномочий не более одного раза и не должны вмешиваться в процесс принятия судебных решений другими судьями».

Сегодня единственная функция указанного выше президиума пленарного заседания облсуда (а состоит он из руководителей судебных органов под руководством председателя облсуда) – это вопрос о передаче материалов в отношении судьи в Судебное жюри для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

Что касается президиума пленарного заседания Верховного суда, то за последние 3 года было всего 5 заседаний. На них в основном обсуждались итоги комплексных проверок судов. Такие проверки сегодня признаны нецелесообразными. Поэтому предлагаем упразднить президиумы, а наиболее важные вопросы рассматривать на пленарных заседаниях в расширенном составе судей.
Предложено также сократить срок пребывания в должности председателей и председателей судебных коллегий областных судов – не более 2 раз на равнозначной позиции. По рекомендации ОЭСР процесс автоматизированного распределения дел предлагается урегулировать на уровне конституционного закона, что также является гарантией внутренней независимости судьи.

– Изменилась ли дисциплинарная практика в отношении судей?

– Согласно рекомендациям той же Киевской конференции по воп¬росам независимости судебной власти, для того чтобы гарантировать справедливое дисциплинарное разбирательство, Судебное жюри не должно одновременно выполнять функции по проведению дисциплинарных расследований, рассматривать данные дела и выносить по ним решения. Сейчас в Судебном жюри сосредоточены функции «дознания, следствия и суда». Это порождает конфликт интересов и объективные сомнения в его независимос¬ти и беспристрастности.

За 3 последних года из возбуж¬денных Судебным жюри 177 дисциплинарных производств по существу рассмотрено 158 (89%). Как видите, возбужденные дела в основном завершаются рассмот¬рением по существу. Поэтому, учитывая, что сбор материалов и проверка в отношении судьи проводятся на уровне облсуда, предлагаем исключить стадию возбуждения дисциплинарного производства. Одновременно обсуждается вопрос о передаче Судебного жюри с функциями по рассмот¬рению дисциплинарных дел в отношении судей в ведение ВСС, что согласуется с международно-правовыми стандартами независимости судей.

– Соответствует ли статусу судей их социальный пакет?

– Только с 2016 года по достижении пенсионного возраста и выходе в почетную отставку судья может претендовать на ежемесячное пожизненное содержание в размере половины оклада по последней должности. До 2016 года таких выплат не было и судьи получали обычную пенсию. Но для получения такого пожизненного содержания необходимы два обязательных условия: пенсионный возраст и 20 лет безупречной работы.
Однако не все судьи выдерживают нынешний темп и нагрузку. К тому же Судебное жюри очень тщательно подходит к вопросу подтверждения права на отставку.

За прошедшие 3 года почетную отставку и пожизненное содержание получили только 125 судей, или 5% от общего их числа. А как же те, кто достиг пенсионного возраста, но поздно стал судьей и не наработал к этому времени 20 лет стажа либо Судебное жюри признало их работу небезупречной?

Им «грозит» пенсия лишь на общих основаниях. А таких за этот же период около 30 судей.
Другой важный момент. Если после выхода в отставку судья захочет занять должность, оплачиваемую из бюджета, кроме преподавательской и научной, то выплата пожизненного содержания прекращается. Для сравнения: многие прокуроры, полицейские в 45–50 лет после оформления пенсии идут работать судьями, в аппараты судов, в другие госорганы. И с зарплатой по месту новой работы продолжают получать и «свою» пенсию...
Помимо прочего, у нас судьи районных и областных судов не прикреплены к специализированным медучреждениям, как военные и полицейские, имеющие «свои» госпитали и поликлиники. Установленный законом принцип обеспечения жильем в течение 6 месяцев после назначения также не всегда выполняется: около 300 судей все еще не имеют жилья и вынуждены арендовать квартиру.

Что касается зарплаты, судьи районных судов «на руки» в среднем получают 250–260 тысяч тенге в месяц, чуть больше – судьи областных судов. По этому поводу вспоминаю мнение известного адвоката, с которым в начале года мы обсуждали проектные документы. На вопрос: «Вы не хотите стать судьей?» – он признался: «На такую зарплату? Конечно, нет». Поэтому новый курс на кардинальное обновление судейского корпуса посредством привлечения высококвалифицированных специалистов предполагает укрепление и социальных гарантий независимости судей.

– В конечном итоге можно сказать, что у Вас уже есть новый взгляд на правосудие?

– На одном из совещаний председатель Верховного суда Жакип Асанов отметил: «Важно, что в рамках Послания Главы государства в работу по модернизации судов в полной мере будут включены Правительство и Парламент, что позволит нам совместно с ними посмотреть на правосудие под новым взглядом – с точки зрения населения».

Для программы «Мінсіз судья» – это не просто слова. Позади – полные дискуссий и обсуждений стадии инициации проектных документов, их защита, сбор и изучение поступивших предложений, презентации по самым актуальным темам с участием судей республики, всевозможные тренинги профессионалов, которые позволили взглянуть на проблемы под другим углом зрения. Наконец, разработка пакета законодательных поправок и предложений, которые до конца текущего года будут внесены в соответствующие госорганы согласно Общенациональному плану мероприятий по реализации Послания.

Впереди – не менее интересные этапы проектной деятельности. Разрабатывается Комментарий к Кодексу судейской этики, ожидается получение заключений международных экспертов. Есть планы по определению ценностей судейской профессии и корпоративной культуры.

Самое главное – есть политическая воля и всесторонняя поддержка Главы государства в качественном обновлении судейских кадров и создании стимулов для прихода в систему лучших. Есть твердая и последовательная позиция руководства Верховного суда, что судейское кресло должны занимать самые честные и беспристрастные профессионалы. В совокупности с огромным желанием судей и проектных команд изменить систему к лучшему они непременно дадут свои результаты и станут залогом достижения должного уровня доверия к судам в деле защиты прав и интересов граждан и бизнеса.
Источник: kazpravda.kzскачать dle 10.4 win-1251Forex блог matrade
рейтинг: 
Оставить комментарий