Есть ли достойная альтернатива существующему правосудию Казахстана

Молдабаев Саркытбек Сарсембаевич
Профессор Академии государственного
управления при Президенте Республики
Казахстан по Алматинской области,
доктор юридических наук, профессор

Современные проблемы судебной системы Республики Казахстан сгруппированы в семь пунктов, которые названы «семью камнями»:

Первый камень - справедливость. Сегодня люди не понимают, почему «за одно и то же преступление, одному дают пять лет, а другому - два года условно. У многих возникает логичный вопрос: почему одного посадили, другого нет. Почему суд допускает такой произвол. Могут ли говорить о справедливости люди, когда ничего не ясно, никто ничего не объясняет».

Второй камень - ответственность и независимость. Сегодня судьи по-прежнему зависимы - от председателей судов. Поскольку именно они и решают, кого поощрять, кого наказывать.

Третий камень - эффективность правосудия. Сегодня любой может вынести спор в суд, и это говорит о доступности правосудия. Но с другой стороны, суд - это большие расходы, которые не всегда оправданы.

Четвертый камень - административная юстиция, которая рассматривает споры между гражданами и госорганами. В условиях казахстанского правосудия, человек не может противостоять госоргану «со штатом юристов и мощным адмресурсом».

Пятый камень - следственные судьи, которые сейчас выдают все санкции. Раньше судья, когда давал санкцию, не имел права оценить и проверить обоснованность подозрения.

Шестой камень - компетентность судей, отсутствие случайных людей. Но сегодня избежать этого не удается. Вывод прост: систему надо изменить, требования ужесточить.

Седьмой камень - это цифровизация. Здесь ключевые задачи - обеспечить беспрепятственный и удобный доступ к правосудию через IT-сервис, автоматизировать судопроизводство и сделать его экономным, начать работать с большими данными.

Все это порождает массу проблем в сфере отправления правосудия и возникает вопрос: а есть ли достойная альтернатива существующему правосудию, которая бы помогла избежать или хотя бы существенно снизить вышеуказанные проблемы?

На наш взгляд, достойной альтернативой будет возрождение на новой основе того, что было у наших предков казахов и что до сих пор остается во многих других цивилизациях нашего мира - это введение возмездного правосудия, то есть внедрение в уголовное законодательство(материальное и процессуальное) возмездного принципа. Характеризующими признаками возмездного принципа в уголовном законодательстве являются:

1. Признание преступления как вреда, наносимого личности, обществу, природе и т.д.;

2. Признание единственным критерием при решении вопроса о виновности и о степени виновности преступника размера нанесенного им ущерба другому лицу, обществу, природе и т.д.;

3. Признание возмещения ущерба подозреваемым, обвиняемым и подсудимым какуниверсального метода уголовного наказания (возмещение вреда должно быть безусловной обязанностью виновного лица);

4. Признание компенсацией материальных средств от преступника, от его коллег, родственников или «третьих лиц». Или в виде личной отработки на тяжелых — но не унизительных! — номинально оплачиваемых работах.

Требование компенсации может быть предъявлено через суд и другие официально установленные органы потерпевшим или любым лицом с необходимым обоснованием нанесения ущерба. При этом, ни о какой отмене или о снижении уровня следственных работ не может быть и речи.

Ретроспективный взгляд на историю развития нашего уголовного законодательства, показывает, что судебное законодательство нашей страны в нынешнем виде существовало не всегда, резкая смена правовых основ произошла после колонизацией казахских степей Российской империей. До этого, в основе правосудия казахов действовал возмездный принцип, т.е. право общества требовать себе возврата того и в большой мере, чем отнято у него преступником. В обычном уголовном праве казахов единственным наказанием за всякие деяния, начиная с убийства и кончая ничтожнейшим поступком, являлись штрафы - «аип» за маловажные проступки и «кун» за лишение жизни, увечья и раны. Например, существовал такой вид наказания, как «Мойнына қосақ, көтіне тіркеу», который назначали за воровство скота. Данное наказание состоит в том, что виновный при возвращении украденной скотины должен присоединить еще двух такого же рода животных, привязав одно к шее, а другое к хвосту украденной скотины. Следует отметить, что «аип» и «кун», то есть штрафы были очень высокими, однако в казахских степях тюрем не было и соответственно не было такого наказания как лишения свободы. Знаменитый ученый, профессор - ориенталист В.В. Григорьев, в 19 веке писал: «Мы видим у казахов такое превосходное судоустройство и такие порядки следственного и судебного процесса, каким могут позавидовать многие издавна цивилизовавшиеся народы»[1].

Об этом свидетельствуют все историко-правовые памятники наших предков как уложения «Қасым ханның қасқа жолы» («Постановление Касым хана»), «Есім ханның ескі жолы»(«Постановление Есим хана») и «Жеті жарғы» («Законы Тауке хана»).

Сегодняшнее же время, если выразиться словами предков, то по праву можно назвать «Нурсултанның нүр жолы» и достойной альтернативой современной судебной системе, будет возрождение на новой основе того, что было до появления Российского имперского права и что до сих пор остается во многих других цивилизациях нашего мира - это возмездное право, т.е. хорошо забытое старое обычное право казахов. Когда казахские бии выполняли множество функций. Среди них особое значение имеет функция достижения компромисса в обществе. Бии обеспечивали недопущение ссор и раздоров среди родов, были объединителями казахских родов в единое целое - казахский народ.

Для реализации возмездного (возвратного) принципа есть уже достаточно много элементов в действующем законодательстве и очень много сделано дополнительно: есть понятие ущерба, есть требование его возмещения, есть какие-то правила того, как и что надо оценивать и кому возмещать. Кстати, вопрос о возмещении ущерба тесно соседствует с уже давно поднятой проблемой выбора наказания, не связанные с лишением свободы. Рассматривается и развитие так называемого восстановительного права, медиации и т.д.

С позиции возвратных принципов, преступность - это массовое решение одними людьми своих проблем за счет эксплуатации других людей, т.е с нанесением им невозмещаемого ущерба.

Исследования специалистов да и сама логика вещей показывают, что чем больше вероятность наступления криминального события и чем выше размер вероятного ущерба, тем большие затраты требуются и от вероятной жертвы, и от общества в целом. При этом прямой ущерб от преступности складывается, из различных потерь единовременного или (и) долгосрочного характера. Сюда, относятся:
- во-первых, суммарные потери благ и ценностей, утраченные самими потерпевшими — и физическими, и юридическими лицами;
- во-вторых, экономические потери государства и общества, связанные с необходимостью реализации специальных мер защиты от криминальных рисков; расходы на содержание системы уголовной юстиции и всей соответствующей инфраструктуры, социальных и иных специальных служб и т. п.;
- в-третьих, потери, непосредственно связанные с затратами на медицинскую помощь, лечение и реабилитацию, с физическими и моральными страданиями потерпевших и их родственников (отсюда, кстати говоря, социальная обоснованность исков о возмещении морального вреда), с потерей доходов, снижением уровня занятости и производительности труда и т. д.

Поэтому, нам необходимо организовать работу по определению расходов на выявления и раскрытия уголовных правонарушений и преступлений, расследование и рассмотрение уголовных дел. Сегодня, в период рыночных отношений, прежде всего всех нас, должно интересовать, сколько «стоят» преступления? Сколько средств, тратит государство на противодействия с преступностью. Иначе говоря, какая доля ВВП страны или какая сумма в расчете на душу населения тратится на борьбу с преступностью?

В самом деле, что мы имеем в Казахстане?

Понятно, что прежде чем считать потери от преступности надо представлять ее реальные масштабы. Однако, как утверждают криминологии, статданные о преступности не показывают реальную картину.

На сегодня даже приблизительно невозможно говорить о масштабах и «цене» причиняемого ею ущерба. Невостребованность столь важной информации в Казахстане политиками и криминологами может удивлять, но картины происходящего это не меняет. Между тем состояние информации о преступности, которое представляет собой манипулирование весьма сомнительными данными, чревато принятием неверных управленческих решений, блокирующих социально-экономическое развитие общества[2].

Проблема «цены» преступности занимает особое место, ибо оно, с одной стороны, показывает уровень экономического воздействия преступности на государство и общество, а с другой - обоснованность политических и управленческих решений, принимаемых на основе такой информации.

Но, несмотря на это, разработкой названной проблемы никто не занимается, опасаясь методологических и методических трудностей учета масштабов ущерба от преступности — и в их непосредственном выражении, и в более широком социальном смысле и контексте [3].

Тогда как, в зарубежных странах при всей своей сложности проблема определения «цены» преступности в значительной степени решена, где публикуются и общие потери от преступности, и оценки экономического ущерба по видам преступлений, увязанные с итогами многолетних исследований виктимизации населения.

Обновление судебной системы Казахстана на основе возмездного принципа - это методологическая основа, позволяющая как никогда оценить сложившуюся судебную систему, а оценка, залог успеха любой судебной реформы.

При этом следует иметь виду, что оценка судебной системы не может опираться только на понятиях экономической эффективности. Равным образом судебная система не может оцениваться и юридическими средствами оценки (соотношение количества отмененных и измененных судебных решений и оставшихся в силе). Нельзя обойтись и без аксиологического, ценностно-ориентированного подхода, при котором учитываются также такие критерии, как справедливость и целесообразность судопроизводства.

Несправедливый уголовный процесс не может быть признан эффективным. Это также относится, и к несправедливости судебного решения, и к несправедливости процедуры, т.е. как к материальному, так и к процессуальному понятию справедливости. В науке не раз отмечалась такая особенность оценки качества судебных решений, как ее неотделимость от оценки качества всей предшествующей его вынесению процессуальной деятельности судьи[4].

Наличие системы оценок позволяет выявить «критические точки», «дисфункции правосудия». Оценка судебной деятельности необходима как для внутреннего управления судебной системой (самоуправления), так и внешнего (законодательного регулирования). Значение оценки судебной системы влияет и на корректировку поведения и стимулом профессионального совершенствования судей.

На наш взгляд, современные проблемы судебной системы, сгруппированные в семь пунктов и названые «семью камнями», имеют не только дореформенную историю, но и усилились в результате проведения всей предыдущей судебно-правовой реформы. Поскольку в ходе судебной реформы, были обусловлены в немалой степени от недоучета, упущения, а в ряде случаев и пренебрежения особенностями менталитета казахского народа. Как показывает мировой опыт, одной из составляющих эффективности реформ в тех или иных государствах, является учет традиций, менталитета и особенностей, сложившихся в обществе к началу реформ, а затем их правильное использование в интересах развития.

В этой связи представляется справедливым мнение о том, что «... продвижение по пути социального прогресса успешнее всего идет там, где оно «посажено» на наиболее фундаментальные ценности и институты добуржуазной, доколониальной культуры. Это выглядит парадоксом, но на самом деле вполне естественно - никакой процесс развития не пойдет через слом национальной культуры. Напротив, он будет возможным только тогда, когда к нему будут подключены традиционные структуры сознания и поведения. Заимствуемые извне элементы (демократические идеи, парламентские институты, принципы хозяйствования и т.д.) должны быть приспособлены к сложившимся культурным нормам, иначе они просто не будут работать»[5].

Действительно, опыт ряда стран показывает, что наилучшие результаты были достигнуты в тех из них, где наиболее удачно соединились социальные и экономические реформы с традициями прошлого, после чего сама традиция становилась проводником преобразований и демонстрировала свой «модернизационный» потенциал. Например, в 1975 г. по личному указанию Главы японского правительства был создан своеобразный совещательный орган - так называемый совет по проблемам цивилизаций, в который вошли крупнейшие учёные страны: философы, социологи, историки. Главная идея представленных разработок состояла в том, что ориентация на возрождение японских национальных институтов, ценностей и поведенческой мотивации, возрождение национальных традиций, как способа консолидации народа поможет преодолеть издержки процесса модернизации.

Эти идеи были положены правящими кругами Японии в основу идеологической работы с населением. Была проведена целенаправленная работа по возрождению традиционализма японского общества, которая, как известно, принесла свои плоды. В Японии результаты этой работы дали столь сильный толчок прогрессу общества, что позволили стране во многом опередить страны западноевропейской ориентации[6].

Наряду с применением общепризнанных принципов и норм международного права, в вопросах судопроизводства и судоустройства наша республика в немалой степени заимствует и опыт правовых систем зарубежных стран.

Между тем, процесс проведения правовой реформы в республике убеждает, что положительный опыт функционирования в развитых странах Запада и Востока тех или иных правовых институтов не является доказательством того, что они приживутся в Казахстане. Так как каждой стране присущи свои традиции, особенности развития, ценности, потребности и т.д., и иное их соотношение с возможностями страны.

«Полный перенос правовой системы другой страны на новую почву неприемлем,- указывает И.А. Шихата. - Сравнительный опыт в области права - это полезный источник информации, необходимый для мониторинга реформы, это и «модели законов», разработанные различными международными агентствами... Он может существенно помочь. Однако эти «модели законов» не стоит применять, если они не адаптированы к национальной правовой системе и не отвечают потребностям общества. Следует также учитывать обычаи и обыкновения, распространенные в обществе; но новые законы не обязательно должны отражать существующие в обществе традиции; законы могут разрабатываться с тем, чтобы изменить эти традиции, если они отрицательно влияют на развитие страны. Тем не менее, принятию таких законов должны предшествовать соответствующие социологические исследования и общественное мнение должно уверенно высказаться в их пользу. Без тщательной подготовки такие законы нежизнеспособны и неприменимы на практике»[7].

В Казахстане в ходе долголетней судебной реформы, были механически перенесены ряд зарубежных правовых институтов, (как например, суд присяжных) в казахстанскую правовую среду, которые в силу определенных объективных причин не дали ожидаемых от них высоких показателей. Поскольку не были учтены:
- специфика правовой системы и социально-экономические возможности Казахстана;
- национальные особенности, человеческие ресурсы, такие как - социальный уклад, уровень правосознания и правовой культуры;
-традиционность менталитета и его социокультурные характеристики и т.д.

Необходимо также отметить и то, что судебная реформа, проводимая в Казахстане, сводится, в основном, к реформе законодательства и правовых институтов и при этом крайне мало уделяется внимания самому главному элементу любой реформы - общественному и профессиональному правосознанию, которые менее подвержены реформированию[8].

По справедливому замечанию известного российского ученого С.А. Пашина, «осуществление судебной реформы состоит не столько в сочинении и введении в действие новых законов, в материально-техническом обеспечении новых институтов, но и - в первую очередь - в реформировании юридического мышления, профессионального менталитета...»[9].

Для этого необходимо не только возобновить преподавания, основного предмета в этом направлений (реформирования юридического мышления и профессионального менталитета) для судей всех уровней в Академии правосудия при Верховном суде Республики Казахстан, но и открыть научно-исследовательский центр «Судебной деонтологии». В Советском Союзе на развитие деонтологии как прикладной науки и как на методологическую основу не могла не оказать тормозящее влияние официальная идеология, а современники не только не знают, но и не слышали о судебной деонтологии.

Сегодня «Судебная деонтология» как отрасль научного знания имеет свой предмет, методы, цель и задачи исследования. «Судебная деонтология как учение о долге, науке о моральном, эстетическом и интеллектуальном облике человека, посвятившего себя судебной деятельности и о взаимоотношении судьи с подсудимыми, участниками процесса, а также коллегами судьями в коллективе и целыми учреждениями, участвующими в осуществлении правосудия, являются очень актуальными в целях научного обеспечения судебной реформы.

Таким образом, для разрешения проблем судебной системы, сгруппированные как семь пунктов, которые названы «семью камнями» необходимо:
1. Возродить на новой основе того, что было у наших предков казахов и что до сих пор остается во многих других цивилизациях нашего мира - это внедрение в уголовное законодательство (материальное и процессуальное) возмездного принципа;
2. Избрать методологической основой обновления судебной системы Казахстана возмездный принцип, которая позволит оценить сложившуюся судебную систему, необходимую для эффективного разрешения проблем судебной системы;
3. Возобновить преподавания основного предмета «Судебная деонтология» в целях реформирования юридического мышления и профессионального менталитета для судей всех уровней в Академии правосудия при Верховном суде Республики Казахстан;
4. Открыть научно-исследовательский центр «Судебной деонтологии» в Академии правосудия при Верховном суде Республики Казахстан в целях научного обеспечения преобразования судебной системы.
Обновления судебной системы на основе возмездного принципа» способен определить:
- последовательные цели развития всей судебной власти страны и средства их достижения;
- общие критерии ее эффективности (а также отдельного суда, отдельного судьи);
- оптимальную структуру судебной системы (и составляющих ее звеньев с учетом оптимальности специализированного правосудия);
- конфигурации судейского сообщества;
- векторы совершенствования отраслевого кодифицированного процессуального законодательства;
- более совершенные способы, формы и методы комплектования судейского корпуса и его самоочищения;
- методику более эффективного обеспечения независимости судей и судов с гарантиями от «сползания» во вседозволенность и т.д.
Организатором и основным исполнителем могла бы стать Академия правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан с привлечением иных соисполнителей, в т.ч. представителей философской, социологической, исторической, экономической, филологической, психологической, биологической наук.

________________________________________
[1]«О скифском народе саках». Историческая монография управляющего восточным отделом Императорского русского археологического общества В.В. Григорьева. СПб., 1871. С.63.
[2] См.: Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен. Теоретико- инструментальный анализ. М., 2008. С. 232, 240.
[3] См.: Бабаев М.М. Социальные последствия преступности. М., 1982; Квашис В.Е. Основы виктимо-логии. М.: ЫОТА ВЕЫЕ, 1999; Кондратюк Л.В., Ов-чинский В.С. Криминологическое измерение. М., 2008.
[4] См., например: Морщакова Т. Г., Петрухин И. Л. Оценка качества судебного разбирательства: по уголовным делам. М., 1984. С. 8; Мурадьян Э. М. Социальное действие и резонанс судебного решения // Сов. гос. и право. 1983. № 3. С. 50; Лапаева В. В. Конкретно-социологические исследования в праве. М., 1987.С. 121-128, и др.
В Заключении № 11 (2008) О качестве судебных решений, подготовленном Консультативным советом европейских судей, отмечены такие разнородные факторы, влияющие на качество судебных решений, как кадровые и материальные ресурсы, профессионализм судьи, ясность, обоснованность, исполнимость судебного решения и др. Примечательно, что указанные факторы характеризуют преимущественно организационный аспект правосудия (Opinion no.11 (2008) of the Consultative Council of European Judges (CCJE) to the attention of the Committee of Ministers of the Council of Europe on the quality of judicial decisions. URL: http://www.courtexcellence.com/pdf/CCJE_2008_5qualityofdecisions.pdf).
[5] Индия и Китай: две цивилизации - две модели развития (круглый стол) // Мир. Экономика и мировые отношения. 1988. № 6. С. 90.
[6] См.: Поспелов Б. Эволюция буржуазного национализма в Японии // Мировая экономика и мировые отношения. 1998. № 2. С. 103.
[7] Шихата И. Правовая реформа. Теория и практика. Учебное пособие / Перев. с анг. / Под ред. д.ю.н. Н.Г. Дорониной. М.: Белые альвы, 1998. С. 31.
[8] Сулейменова Г.Ж. Судебная реформа в Республике Казахстан: обзор основных этапов.Источник: ИС Параграф WWW http:///online.zakon.kz
[9] Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования. Дискуссии / Отв. ред. Л.М. Карнозова. М.: Международный комитет содействия правовой реформе, 1995.скачать dle 10.4 win-1251Forex блог matrade
рейтинг: 
Оставить комментарий